Главная Написать нам Публичный доклад Карта сайта Вход
Версия для слабовидящих

Вспоминая Марию Исааковну Фролову

2002, № 37 "Phortochka"

М.И.ФроловаВозвратившись в родную школу после окончания университета, я встретилась, наряду со старыми преподавателями, учившими меня, с новыми лицами. Их было много. Естественно, ведь школа за прошедшие пять лет изменила свой статус, превратившись в специальную английскую, так что учителей английского языка, по всей вероятности, было втрое больше, чем всех остальных предметников. Поэтому я не сразу усвоила их имена, однако Мария Исааковна Фролова запомнилась с первой встречи с ней.
Иначе и не могло быть, ибо она выделялась из всех своей статной фигурой, высоким ростом и яркой красотой. Но не только эти качества делали её такой заметной фигурой в педагогическом коллективе. Наверное, самое главное, что ощущалось в Марии Исааковне, - это способность быть лидером в трудные моменты, причем лидером неформальным, решениям которого подчиняются беспрекословно, поскольку безраздельно доверяют ему. В ней угадывалась большая внутренняя сила, самостоятельность и бесстрашие честного человека, убежденного в правильности избранной позиции.
М.И.Фролова, ровесница Октябрьского переворота (она родилась в 1917 году), была воспитана, конечно, в советских правилах, и призывы коммунистов стремиться к всеобщему благоденствию и равенству, бескорыстному служению обществу и т.п. воспринимала, как честный, совестливый человек, всерьёз, и им следовала неукоснительно.
Она закончила электромеханический техникум, рано вышла замуж, воспитывала детей. Муж её, военнослужащий, впоследствии получивший чин генерала, разумеется, являлся членом КПСС. Мария Исааковна, верная подруга спутника жизни тоже вступила в партию и самозабвенно отдавалась общественной деятельности.
Семья военного не могла претендовать на оседлый образ жизни. Действительно, Фроловы "кочевали" по России в течение нескольких лет: жили в Москве, Хабаровске, Оренбурге, затем в Свердловске.
Война застала Марию Исааковну с семьей недалеко от границы, где тогда служил А.П.Фролов. Она не могла бездействовать в такое тяжелое время и сразу же нашла посильную для себя работу: помогала летной части тем, что подготавливала патронташи для летчиков на складе боеприпасов.
Военные годы она с детьми прожила в городе Уфе, где, будучи эвакуированной, она немедленно включилась в работу местного госпиталя, позднее став сотрудником отдела оборонной промышленности при Уфимском обкоме КПСС.
Диплом о высшем образовании Мария Исааковна получила только в 1951 году, когда воспитывала уже троих детей. Четвертый, Андрюша, родился позднее. Учителем английского языка она проработала в нашей школе 20 лет, но, выйдя на пенсию, продолжала оказывать действенную помощь педагогическому коллективу, можно сказать, до последних дней жизни.
За тридцать лет общения с Марией Исааковной Фроловой мы знали её не только прекрасным учителем английского языка, о котором с благодарностью вспоминают многочисленные выпускники школы, но и интересным для детей и родителей классным руководителем, принципиальным секретарем партийной организации, председателем профкома, чутко воспринимающим нужды коллег, мудрым директором - и всегда верным товарищем, надежным помощником, патриотом школы.
Думая над тем, что же объединяет все эти "роли" Марии Исааковны, приходишь к выводу, что прежде всего это глубокое понимание своей ответственности в деле воспитания детей (возможно, её богатый материнский опыт был советчиком и путеводителем на этой нелегкой стезе), поразительная работоспособность и высокая требовательность к себе, внимательное отношение к окружающим, умение доброжелательно выслушать, понять боль и тревогу того, кто к ней обращался, и сразу включиться в деятельную помощь, — без просьбы со стороны, но по зову собственного сердца.
Мария Исааковна, действительно, помогла очень многим своим коллегам и всему коллективу в целом, ибо в трудные периоды в истории школы не раз мужественно, без лишних слов брала на себя бремя ответственности за дальнейшее её развитие. Так было в 1965-66 учебном году, когда школа переживала тяжелый, затянувшийся кризис управления, так было и в 1970-71 учебном году, когда стала безвозмездно директорствовать, заменяя надолго заболевшего Б.Г.Левинсона.
Вообще, надо сказать, Мария Исааковна не боялась никакой работы. Опытным взглядом педагога она замечала "прорывы" в нашей деятельности уже будучи на пенсии и немедленно пыталась восполнить пробелы. Так, помнится, она помогала классным руководителям в течение нескольких учебных лет проводить классные часы: разработав целый цикл лекций на нравственно-этические темы, она выходила с ними в разные классы и вела задушевные беседы с детьми.
Увидев, что классные руководители (тогда не было освобожденных от учебных занятий воспитателей) не всегда справляются с уборкой школьной территории, Мария Исааковна принялась и за эту работу: составила график выхода классов на участок, позаботилась об инвентаре и сама по-хозяйски трудилась для общего блага, являя собой пример добросовестности и старательности. Как это важно для юных душ!
В связи с этими воспоминаниями о замечательном человеке мне хочется привести слова А.П.Чехова о понимании им счастья, к которому, по его убеждению, обязательно придут потомки: "Желание служить общему счастью непременно должно быть потребностью души, условием личного счастья".
К такому пониманию счастья наша уважаемая коллега, по всей вероятности, пришла очень давно, ещё в ранней молодости.
И Мария Исааковна, я убеждена, прожила жизнь как счастливый человек: она была счастлива в семье, её окружали нежно любящие дети, внуки и даже правнуки; о ней бережно хранят память верные ученики; она всегда была счастлива здесь, в кругу товарищей по общему делу, глубоко уважающих её.
Разумеется, это счастье не пришло к ней само собой — оно результат неустанной работы щедрой души и доброго сердца, творческого осмысления жизненных событий, постоянного самосовершенствования (мы знаем, как она упорно, ежедневно трудилась над своим английским языком, будучи уже признанным преподавателем!), умение самоотверженно трудиться и в труде находить радость. (При этих словах память немедленно вырывает "кадр" из прошлого: заканчивается очередной субботник; Мария Исааковна во главе его, подтянутая, энергичная; вижу: глаза её зажигаются радостью, ибо школа приведена в порядок, на участке тоже чистота, пресс-центр подводит итоги по классам...).
Мария Исааковна восхищала нас своей неувядающей красотой. О ней можно говорить как об эталоне красоты, внешней и внутренней. Обаяние всей её личности в сочетании с истинной интеллигентностью, порядочностью, цельностью её характера всегда заслуженно делали её одной из самых ярких фигур в нашем педагогическом мире — неформальным лидером, о котором помнишь с благодарностью всю жизнь...

Н. Б. Толочко, зав. кафедрой словесности